Стихи

***

Сжимая до хруста синиц в кулаке,
Шагаем по жизни почти налегке.

Почти налегке, да в глухой темноте.
И в ногу и мимо, и эти и те.

И эти и те из вагины в могилу.
В тебя я не верю, но всё же помилуй.

02.03.2015

***

Колыбельная.

Спи, сынуля, айлюли.
Прут валеты в короли,
Короли ползут в тузы,
Джокер показал язык.

Спи, сынуля, мой родной.
Спи со всей своей страной.
Спят воры и мусора,
Спят бонзаи и ура.

Спи, сынуля, айлюли.
На Хитроу и Орли
Мы возьмём тебе билет.
Был шестёрка стал валет.

Спи, сынуля дорогой.
Дрыхнет жид, кемарит гой.
Спят чёт, нечет и зеро,
Спят и глина и ребро.

Спи, сынуля, айлюли.
Полтора куба земли
В гости тем, кто к нам пришёл,
Мерять землю калашом.

Спи, мой милый, спи, мой сын.
Брови спят, сопят усы.
Помнишь в трефе был валет?
Пожелал нам долгих лет.

Спи, сынуля, айлюли.
Кто же трефу завалил?
Шерсти клока нет с овцы,
Есть трефовый суицид.

Спи, сынуля, мой родной.
Спит ковчег, а снится Ной,
Пары: твари и ловцы.
И приказ «руби концы»

07.08.2015

***

Марево дорог,
Зарево окон,
Город впереди.

Это твой урок.
Мой тебе поклон,
Старый, подожди.

Бог ты мой пути,
Демон автострад,
Я, как прежде, твой.

Если что, прости —
Я и сам не рад.
Слышишь хриплый вой?

Это — я кричу.
Я замёрз в тепле
Быта, очага.

Дай дороги чуть.
Дай дороги плеть.
К чёрту на рога

Мог я босиком,
Мог под снег и дождь.
Мог бы и теперь.

Только в горле ком.
Только в скулах дрожь.
В перепутье вер,

В сумраке надежд,
В облаке любви
Есть кратчайший путь.

Он известен ведь:
Начал жить — живи;
Подставляешь грудь,

Значит подставляй.
Слышишь хриплый вой?-
Дай или добей.

Слышишь хриплый лай?
Это выдох мой.
Я иду к тебе.

11.08.2015

***

Маленькая зарисовка.

Потемнел от чефиря фарфор саксонский,
Словно пальцы и усы от смол табачных.
Твой хозяин тридцать лет не видел Солнце,
Там же чай пить и привык на чашку пачку.

От цинги во рту зубов почти не стало,
Но со шницелем расправился мгновенно.
Сколько лет тебе? Понятно, что немало..
Чуть за семьдесят, я думаю, наверно.

В кабинете сплошь карельская берёза.
Ты не там рубал ли часом свою пайку?
Нет жены давно, а в вазочке мимоза.
На ковре тревожно спит большая лайка.

Говоришь, что это третий пёс на воле,
А с овчарками знакомство было длинным.
В клетке около окна двуцветный кролик.
В книжной полке, да, тот самый Старший Плиний.

14.08.2015

***

Они нас хоронили, забыли, что мы — семена.
И слоями щебёнка, асфальт, луна-парк, облака.
Мы пытались взойти, прорасти — нас ждала та одна,
что готова ждать до’ смерти, сколь бы она далека

ни была. Не была далека, впрочем, так уж она.
Исказила оценку дистанции душ слепота,
исказила оценку дистанции чувств пелена.
Или может быть метрика в нашем пространстве не та.

Прорастали со скрипом, с трудом раздвигая среду.
И порою казалось, что шансов прорваться увы
нет наверх. Стебелёк твой кричал тебе вниз «не пройду»,
а ты снизу ему «хрен бы с ним, стебелёк, ты живи»

Он и жил. Как умел. А умел от весны до весны.
По весне он хотел повидать луна-парк, детвору.
И крошилась щебёнка под скрежет семян «хрен бы с ним»,
рассыпался асфальт. Шелестела трава: «не воруй»,

«не убий». Это ладно, обидно, что «не возжелай».
Стебелёк сам решал, что желать, и желал ту одну.
И всходил, пробивая собою асфальт, как стрела,
а взойдя видел свет и её, луна-парк и Луну.

15.08.2015

***

С днём рожденья, любимый город.

Под подарочными лентами,
Под оберточной бумагой
Дама крытая валетами.

Масть кровавая, червовая…
Пахнет йодом и мазутом
А мерещится, что ворванью.

А мерещится романтика.
Звездочёт, колпак фригийский
И побита молью мантия.

Здесь картавят и грассируют
В подворотнях даже кошки
Ночью серые, днём сирые.

И глаза миндально-грустные.
Слово лепится на идише,
Произносится по-русскому.

Всё мерещится, мерещится..
Крап давно уже не нужен,
Вся рубашка в мелких трещинах.

Под подарочными лентами,
Под оберточной бумагой
Дама крытая валетами.

02.09.2015

***

Залезли к чёрту на рога,
К нему же в логово.
Болит душа, болит нога,
Но богу богово.
А мне — моё, тебе — твоё,
Твоё — сержантово.
Рогов-то два и мы вдвоём,
Давай держать его.
Ты свой, я свой, покрепче рог,
И оба чёртовы.
Даст бог, придём в его чертог
Слегка потёртые.
Ну, пару шрамов на скуле,
Ребро поломано
Девятка где-то по шкале —
Любуйся, domini.
А он посмотрит свысока:
«Прибить вас надо бы.
Не поднимается рука
Врагов порадовать.
Стоять! Ведь вы, уроды, здесь,
А значит мёртвые.
Как вас впустили — не бог весть,
Катитесь к чёрту вы.
К таким, как вы, я нынче строг —
К двуногим бестиям.
Вот Я, козлы, а вот порог,
Вперёд и с песнею.
Очнулись где-то на рогах
Того же чёрта мы.
Болит душа, болит нога..
Слегка потёртые.

12.09.2015

***

А нам с тобой не добежать
Ни до посольства, ни до окопа.
Уже не хватит куража,
Чтоб аритмию назвать синкопой.

Да, нам не светит Новый Свет,
И старый плед нас уже не греет.
Набит лишенцами корвет
И нам там место, боюсь, на рее.

Ни на простой, ни на верже
Нам не проступит татуировкой
Тот самый почерк, что уже
Сдавил гортань нам одной веревкой.

С тобой садились мы в СВ,
А приезжали дай бог в плацкарте.
Сердца от смеси двух кровей
Рвались салютом или инфарктом.

И что поделать, если вдруг
Я здесь остаться решил на круге.
А ты сойти с него, мой друг,
Сочла зачем-то, забыв о друге.

А нам с тобой не добежать,
Хотя для прочих мы ещё те же.
Нас не удержат сторожа,
Мы просто сами алюр не держим.

13.11.2015

***

— Налево пойдешь — потеряешь коня.
— Не страшно, коня все равно не сберечь.
К тому же, под выстрел, меня заслоня,
Конь стал на дыбы, чтобы в землю прилечь.

— Коль прямо пойдешь, не сносить головы.
— Порядком она надоела уже.
К тому же, что даже важнее, увы,
Её я сложил на крутом вираже.

— Направо пойдешь, обретешь пустоту.
— Ты знаешь, я ею делиться бы мог.
К тому же, она мне, как почка листу,
Причиной приходится или тюрьмой.

************************************
— Откуда здесь камень? Откуда тут степь?
Здесь лес был, для камня тут почва не та.
— Оккам доморощенный. Всё в простоте…
Ну ладно, не камень. Пускай береста.

И даже — так проще — пусть будет забор.
Обычный кирпичный. Пейзаж — городской.
— А конь — серый мерс? — Стоп! Уже перебор.
Конь — именно конь. Нет предела людской…

********************************
— Прости, перебью. Разговор наш во сне?
— Забудь. Я пошел. Обострюсь по весне.

28.11.2015

***

Победивший дракона становится сам драконом.
Повторял ведь себе я и в пешем строю и в конном.
Победил, одолел, превозмог, вровень стал с эпохой.
Стал драконом. Могло ли случиться иначе? Похуй.

20.12.2015

***

Нельзя войти в одну реку дважды.
Другое дело, что можно в море.
Оно тебя манит. Это важно.
Зовёт волна, другим волнам вторя.

Тебя манит песок, ветром чёсан,
Водою и лучом насмерть склеен.
Волна, стихая до еле плёса,
Волна, поднявшись до верхней реи.

Не столько одинок, сколько брошен,
Царапает зрачок белый парус.
Срывает с роговиц хлеба крошки,
Забытые с утра чайкой старой.

Волна, волна, волна… И барашки,
Как пена на её бёдрах в ванне.
Волне с волной не скучно, а страшно,
В тоске о мировом океане.

Тебе, как раз скорей, даже скучно.
Той скукой, что сродни лишь покою
Бежавшей от ловцов старой суки.
А раньше знал ли, что есть такое.

Ушедшей с боем от лютой своры,
И что страшнее лишь, сплошь двуногой.
Извилин, как морщин коридоры,
Впускают мысли даже о боге.

Нельзя войти в одну реку дважды.
Другое дело, что можно в море.
Оно манит тебя всплеском каждым,
Манит тебя своим чаек хором.

21.01.2016

***

Ждёт палач твоей руки сигнал.
Палачи за соблюдение традиций.
Есть, чем перед зрителем гордиться.
В чёрном весь, но фартук сразу ал.

Ты взошёл под крики горожан
На свои последние подмостки.
Город ценит больше отголоски,
Чем сам голос. Губы не разжав,

Чтоб не рассмотрели палачи
Слов твоей увы последней песни.
Будто ты планируешь воскреснуть
В этой мелкой мести и влачить

Снова жизнь бродячего певца.
Сквозь полуопущенные веки,
Видишь радость на лице калеки,
Ловишь эту радость на живца.

На живца… Забавный каламбур.
Если повезёт, то предпоследний.
Предпосмертный… Завершённолетний…
Два придумал — обманул судьбу.

Несудьбу бы обманул… А ну!
Третий. Это всё-таки приятно.
Обманул бы даже вероятно,
Но рукой от радости взмахнул.

25.01.2016

***

Печаль моя светла,
А лучше б, как обычно.
Угли души дотла
И пепел, как привычка.

Пигментное пятно
На абажуре Эльзы.
Ей почернеть бы, но
Нагретая донельзя.

Белеет, режет глаз,
Обугливает руки.
Печальный нынче Аз.
В печали нынче Буки.

Как кисти через блок
На уровне с плечами,
Кровав глазной белок
У ласточки печали.

Душа, как средний шар
В безумном карамболе.
Светла моя душа,
Как на глазу бельмо бля.

30.01.2016

***

…и не забудь про меня
Б. Окуджава

Забери, Г-сподь, надежду —
Я устал.
Дай давно сомкнувшим вежды
Пьедестал.
Дай вчера сомкнувшим очи
Ордена.
Дай влюблённым долгой ночи.
Стремена
Ты оставь коню, а шпоры
Забери.
Проложи мне путь на город,
На Берлин.
Не как беженцу, не в танке —
Зай Гезунд.
Без «Прощания славянки»
Под слезу.
Дай мне лично стейк прожарки
Rare, ну.
Дай ветровку, дай байдарку,
Дай волну.
Дай покоя, волю, негу
И тиши.
Ведь забудешь — не побрезгуй,
Запиши.

02.02.2016

***

Как садятся стрекозы, не чуя земли и воды.
Как нектар пьёт пчела и не знает, что лето уже
На исходе и скоро осенний чуть призрачный дым,
Подымаясь, закрутит спиралью бизе на корже.

Так и мы колобродим, дерёмся, рожаем детей;
За версту избегаем вестей и страстей, пустоты —
Забываем при этом, что чем мир вокруг нас пустей,
Тем скорей избежим агрессивный мы окрик «на ты».

Тем скорей избежим с рукоятью наборной в руке
Финский нож. И пройдём мимо вод, медных труб и огней.
И увидим прекрасное нечто хотя б вдалеке.
Всё, что нас убивать не пытается пусть не сильней,

Так живей — за банальность простите — хоть делает нас.
И моложе хотя бы немного, но делает, да.
Не такой может гордый, как мог бы быть, профиль. Анфас
Зато явно свежей многократно. Хотя ерунда.

Ерунда, несусветица, правил тут нет. Просто нет.
Может к счастью, а может увы, но с чего бы им быть.
Впрочем, как и везде. И без правил тщедушный кларнет
Кроет старой черешней эрекцию медной трубы.

Так без правил побил Голиафа пращёю Давид.
Просто вынужден был и побил ибо выбора нет.
Вовсе нет, слышал я, их в неконвеционной любви.
Что-то слышал про правила в конвенционной войне.

Ну, да б-г с ним. В конце-то концов, не о правилах речь.
По Сократу — о риске бессмертности нашей души.
И о том, что как следствие, надо бы душу сберечь.
И о том, как садятся стрекозы, не чуя воды, в камыши.

08.02.2016

***

Горная речка.
Церковь на круче.
Город старинный.

Место для встречи.
Поясом тучи.
Снег пелериной.

Облако вровень
Окнам высоким
Ратуши старой —

Ровно на кровлях.
Лопнет от сока.
Формой — гитара.

Место для встречи
Выбрано тонко,
Даже коварно.

Крыть это нечем.
Звон в перепонках.
От киновари

Неба и стёкол
Окон мозаик
Взгляд стекленеет.

Мысли нечётки
И наползает
Та, что длиннее.

И накрывает
Ту, что короче.
И черепица

Блеском кровавым.
Ломаной строчкой
Поторопиться

Тщится. Но втуне.
Время застыло.
Ветром подуло

Северным… Уно.
Что было силы
Выдохнул. Дуо.

Встречи не будет.
Выдохнул снова.
Дрогнули стрелки.

Светел, как Будда.
Первый, как слово.
Время на сделку

Вроде согласно.
Ход восстановлен.
Встреча по плану.

Вылечит Asti
Раны терновой…
Впрочем, о главном.

Бег по брусчатке.
Меньше квартала
До места встречи.

Там безучастно,
Даже устало
Сядет на плечи

Ангел-хранитель.
Нежные губы,
Шапочка нимба.

Шёлковой нитью
Связаны судьбы —
Красную им бы.

Сшили мы их бы.
Варежки с пухом.
Голосом детским,

Голосом тихим
Скажет на ухо:
«Ну, наконец-то»

10.02.2016

***

Той другой.

Пара сигарет под по-турецки,
Пара рюмок коньяку на вишне.
Этого хватает, чтоб согреться 
И услышать то, что нынче слышно,
И дождаться ту, что нынче жду я.
Что-то ветер мне с залива дует —
Мне, уже затем вдоль Даугавы.
«Это зря», «зачем же», «вы не правы».

Чайник чая с горьким апельсином
Пара сигарет и к чаю «Рижский».
Люди незнакомы и красивы.
Я как будто сразу после стрижки
Да, неплох, но нет, ненатурален.
Листья закружило по спирали.
За окном возобновился ливень.
Этот вечер оказался длинным.

Снова джезва. Только под сигару.
Снова рюмка что-то там мит кирше.
В клетке возле стойки старый ара
Водит клювом, как маляву пишет,
Братьям ара в Эквадор на волю
Или вольным, но в Тортугу. Что ли

Выпить за здоровье попугая?..
Рома сто — идея неплохая
С тем, что не явилась «та другая»,
Больше для порядка чертыхаясь,
Я смирился. Ром и чай с лимоном.
«Та другая» в воздух феромоны
Источает глупо и тоскливо —
Раз не мне. Как раз стихает ливень.

14.02.2016

 ***

В этой сказочной стране
Нет ни сук ни палачей.
Только сучьев треск в огне,
Только свет в твоём окне,
Лишь сияние очей.

Детских, женских; голубых,
Карих — Киплингу привет.
Ты забыть сумел здесь бы
Скрип дверей и хруст судьбы,
Здесь и встретил бы рассвет.

Не последний — просто так.
Чтоб небесный Гуттенберг
Пропечатал на листах
Книги жизней — береста
Кратковечна. А в четверг

Непременно спать ложась
Мы загадывали б сны.
Не посмели б сторожа,
Под цевьём ладонь держа
Наступление весны

Удержать по всем фронтам.
Отступление зимы
Не удержит СМЕРШ и там,
Где из завязи листам
Надо выйти — выйдут. Мы

Выйдем тоже. Хуле нам.
Выйдем, выползем, живот
Обдирая. Ордена
Мы нацепим. Пелена
Рассосётся вмиг. И вот…

Мы в волшебную страну
Прорубили путь штыком.
Что стояло на кону,
Оказалось пустяком.

Пустяком же и страна…
Но в активе ордена.

24.02.2016

***

Наше дело — табак. Наше дело — труба.
Блюз бездомных собак нам всевышний слабал.

Блюз гонимых хотя и не бешеных псов.
В топоними-ку нас от хвоста до усов,

Превращают в забы-тых Тобой городах.
Это оттиск судьбы. Может и навсегда.

Дом, свой номер с фами-лией соединив,
Населённый людьми зажигает огни.

Наше дело — табак. Наше дело — труба.
Блюз бездомных собак нам всевышний слабал.

Блюз поломанных лап, со-ул рваных ушей,
Джаз дерущихся псов. Их прогнали взашей

Из тепла и любви их ую-тных квартир
На мороз — похую, страшно только, что в тир.

Из домов с отпечатком их прошлых имён
И под пули и каждый судьбой заклеймён.

Наше дело — табак. Наше дело — труба.
Блюз бездомных собак нам всевышний слабал.

05.03.2016

***

Молитва 6.

В сём христианнейшем из миров поэты — жиды
М. Цветаева

Мы Моссадой стояли, Гамалой.
Подавись… Тебе этого мало?
Всеблагой мой, всевышний, всеславный,
Мы впекались вкраплением в лаву.
Раскалённой до красного сажей
В атмосфере сгорали и даже,
Свет неся, по следам Люцифера
Раскаляли собой атмосферу.
Мы пшеничными зёрнами в землю,
В чернозём зарывались затем ли,
Чтобы от непогод схорониться.
Чтоб пробив в оболочке бойницу,
Бледной зеленью выстрелить. Что же,
Прорастёт каждый пятый, дай Б-же.
Соль земли поглощая, взрослея.

В города не въезжал на осле я.
Небо не разъедал жирным дымом,
Своей плоти грешной. Да, жиды мы —
В христианнейшем мире поэты.
Ты уймись и прости хоть за это.

17.03.2016

***

Конкретному человеку 5.

За глотком допамина
В свой затерянный мир.
За лазурью, кармином,
Здесь лазурь и кармин
На сетчатке затёрты
Палимпсестом ч/б.
Красок нет — да и чёрт с ним,
Звуков нет, хоть убей.
Где-то запах последний
Затерялся среди
Чеков, склянок и пледа.
Пустота позади.
Пустота впереди же.
Иже с ней тишина —
Обезумевший DJ,
Как застыл у окна,
К пульту и не вернулся.

Параллельно судьбе
По закону Бернулли
Жизнь течёт по трубе.
Нет, не медной конечно…
Воды с криком прошёл,
А над пламенем вечным
Запаяют твой шов
На полиэтилене —
Цинк увы дефицит.

Здесь ты военнопленный
Без войны. Там скворцы,
То друг с другом щебечут,
То сигнал подают.
Здесь ответить им нечем.
Там, презревших уют,
Может грошевый, может
Чуть дороже — не суть,
Хоть в броне, хоть без кожи,
Как несли, понесут.

За глотком эндорфина
В свой потерянный рай
Рыбой, спрутом, дельфином,
Человеком ныряй.
Здесь подрезаны стропы,
Там раскрыт парашют

Шорох шёлка, как шёпот
«Возвращайся, прошу.»

28.03.2016

***

Соль на коже.
Ночь безлунна.
На излёте детство.
Лето тоже
Канет втуне —
Никуда не деться.

Кончил школу.
Кончил в море —
Ты не беспокойся.
Нам ли что ли
Мыкать горя?
Нам глядеть ли косо?

Время оно…
Нам за тридцать,
На двоих конечно.
Кардамоном
И корицей
Путь настоян млечный.

Ты прекрасна,
Я плечистый.
Море по колено
Плещет страстно
И пречисто
И благословенно.

Ты со стоном
Дышишь часто,
А себя не слышу.
Не утонем —
В твоей власти,
Архимед всевышний.

Соль на коже.
Ночь безлунна.
На излёте детство.
Лето тоже
Канет втуне —
Никуда не деться.

29.03.2016

***

Здесь конец географии,
И истории тоже.
Опьянен разнотравием,
Обращусь к тебе, боже.

Здесь гудроном и гравием,
Как не пахло, не пахнет.
Пахнет здесь разнотравием,
А не болью и страхом.

Здесь живут не по правилам,
Я бы так и до старости.
Дело всё в разнотравии
И немного в усталости.

07.08.2016

***

Млечный путь растекается —
Мелет старая мельница.
Звёзды, как виноградины,
И как гроздья, созвездия.

Темнота, только звёздами
Чуть дорога подсвечена.
И ложится, как марлею,
Как на рану, но на душу.

Мы доедем куда там нам.
Ведь, не к спеху, с чего бы вдруг.
Только звёзды останутся,
В спину глядя нам с жалостью.

07.08.2016

***

Из глазницы моей выползает змея.
Здравствуй, любовь моя.

Я всю жизнь пил с копья, да и ел я с копья.
Помнишь, любовь моя?

Бог не выдал меня, не сожрала свинья.
Видишь, любовь моя?

Зверь меня догонял, но хитрее был я.
Так-то, любовь моя.

Умер сам под луной посредине жнивья.
Здравствуй, любовь моя.

23.09.2016

***

Я скоро стану сед,
А лысоват уже.
Что знал об этом Фет?
Что думал Беранже?

Потом я стану хром
И голос задрожит.
Поймёт меня Дидро?
Оценит это Жид?

Где молодость? Алё!
Я ж юн был словно Феб!
Что скажешь, Гумилёв?
Опять припёрся Фет…

Французское «jamais»
Украсило клозет.
Будь проклят, Мериме
В соавторстве с Бизе.

Что старость принесёт
С собой? Артрозный хруст?
Читатель, жри Басё.
Забудь про рифму «Пруст»

Вчера лишь галифе,
А завтра, вишь, лафет.
Я ждал тебя, Юрфе…
Но вновь припёрся Фет

01.10.2016

***

Помню чай с чабрецом в Батуми.
Помню тёмное пил «У флека».
Помнишь, жил себе, жил, да умер?
Помню: не было человека.

Помню, мины ложатся в Счастье.
Помню счастье короткой встречи.
Помню, волею пьян. Отчасти
Только жаль — похмелиться нечем.

Помню, драка у морвокзала
В переходе. Нас — я, да кореш.
Оказалось, совсем немало.
Что погиб он, не помнишь? Помнишь.

Помнишь Галича под гитару,
Воду в душе открыв, с бобины?
Не застал. Приём стеклотары
Помню. Помню серые спины.

Помню черные полуспины
Обелисков. И полуторсы
Барельефов. И запах тины
От песка. Полный термос морса.

Помню, как провожал любимых.
До конвейера и до Чопа.
Помню, что неизменно мимо.
А не мимо вдруг, так и чёрт с ним.

02.10.2016

***

Век мне в ноги прошёл, год повис на плечах.
Адвокат — каждый третий, но тут бы врача.

Кисть, которой сгибал-разгибал пятаки,
Жмут, которым вчера не подал бы руки.

Слыша цену, ломал для оплаты свой грош
Возле пропасти — там, где росла моя рожь.

По небесным инвойсам исправно платил,
Третий год утешают, что деньги в пути.

Год за десять — коэффициент временам
Мирной жизни по стажу. И за три война.

Стрелки сходят с ума, раскаляя часы —
Только в школе учился, а нынче мой сын.

Беглецом ли загонщиком, дичью ли псом,
С молоком кровь стекала по кромке усов.

Век мне в ноги прошёл, год повис на плечах.
Адвокат — каждый третий, но тут бы врача.

16.12.2016

***

И масть зашла, и жисть пошла —
Банкуй, босота.
Друзей кагал, подруг аншлаг,
Но грустно что-то.
Напиться, что ли, до соплей
И до икоты?…
Лови удачу, дуралей!
Но грустно что-то.
Хрустов не то чтобы мешок.
Мешок — к налёту.
С деньгами в целом хорошо,
Но грустно что-то.
«Ты ж налегке — нырни в пике,
Оттуда в штопор» —
Вино пульсирует в виске…
Но грустно что-то.

05.01.2017

***

Стёкол осколки. Хруст под подошвой.
Вспомнил ракушки на побережье.
Странная штука. В памяти «кто же»
Реже, чем «что же», чаще, чем «где же».

Рамы оконной скрип всё же слышен
Даже на фоне взрывов раскатов.
Странно, но где ты, помнишь и ты же
Напрочь не помнишь, с кем ты и как ты.

Стол опрокинут. Кот на постели.
Смотрит на стену. Кровь возле уха.
Всё-таки точно помнишь, затем ли.
Кот вряд ли выжил. Земля ему пухом.

24.01.2017

***

Кровь к лицу прилила, чуть поджалась мошонка, зрачки стали уже —
Просто знаю, хотя и не вижу. А вижу зато я, как в луже
Две звезды из Ковша отражаются рядышком — альфа и бета.
Чтобы их рассмотреть, без тебя мне хватает отсутствия света.
Пульс двойной. Обошлось в этот раз, а могло получиться иначе.
Я не вечен в отличии от небосвода по Канту, а значит,
Посмотрю я на звёзды, пожалуй, с «на вырост» предсмертной тоскою.
Вдруг сорвётся, успею себе загадать хоть немного покоя.
Вплоть до дельты звезду различаешь. Медведица правда большая.
Пульс полуторный, но разглядеть их надпочечники не мешают.

27.01.2017

***

И смерти нет, и жизнь почти вначале,
И старый поц не дребезжит ключами
У райских врат или простых ворот.
И знай, чудак, недолговечно детство,
Но сам покуда можешь ты раздеться,
То в рот ебись, а не ебись всё в рот.

Прочитан Свифт, дослушан Окуджава.
Искусства нет, поскольку, как ни жалко,
Но не напишут нового, увы.
Свифт с Окуджавой по одной причине,
А остальных писать не научили.
Не научили — хуйсним. Селяви.

Судьба слепа, но селективно зряча —
В тебя как раз не промахнется, значит.
В другого б да, но не в тебя, поверь.
И снова в дискурсе янтарь причала
Или (см выше) старый хрен с ключами.
Гасите свет и закрывайте дверь.

30.01.2017

***

И в драку не поздно, и сдохнуть не рано,
Хорошее время – небесная манна.
Не стар для любви и не юн для расчета,
Не веришь, не просишь ни бога, ни чёрта.
Дороги, окопы и меридианы 
Измолоты пластиком карты до манны.
И даже когда ты один, в поле воин,
И связкам своим бла-бла-бла кроме воя.
Покойник invitro, но viva invivo,
Застрявший у линии жизни в извивах.

16.02.2017

***

Я хочу,
чтоб к штыку
приравняли тач-скрин,
К АГСу — клавиатуру.
Чтобы блогер, 
мечась
средь шелков
простынь,
Рубикон приближал бы,
Пурим.
Чтоб монета при звуках по’ста
да на ребро
Становилась,
чтоб шарик да на зеро.
Чтобы наш БТР –
два движка марки ГАЗ –
Вплавь Коцит бы форсировал, Лету…
Батарея сядет –
блогер врага
Поразит
наградным
пистолетом.
Глок, Беретта ли, точно не Лепаже –
Что поделать, не модно стреляться уже.

19.02.2017

***

Раньше в кипе был похож на ковбоя,
В стетсоне нынче похож на еврея.
Молодость, где ты? Куда? Я с тобою.
Брось меня в омут и вздёрни на рее!

Ветер в ответ обветшалою рамой
Хлопнет, и дятел откликнется стуком.
Кто тебя помнит? Ну, разве что мама.
Прочих то нет, то далече, то сука.

Нос чуть кривой, чуть надорвано ухо.
Звали Котом, оказался дворовым.
Корм не в кота, и земля коту пухом…
Лишь бы, как дед говорил, на здоровье.

Глянь, из часов прорывается с боем
Дура-кукушка, и плед ноги греет.
Раньше в кипе был похож на ковбоя,
В стетсоне нынче похож на еврея.

24.02.2017

***

Ты на сердце прохладную мне положила ладонь,
Я смог выдохнуть, вытянул ноги, глаза чуть прикрыл.
А другую ладонь мне на лоб — погасила огонь,
Я увидел, как солнце скользит по зазубринам крыш.

Стало тихо, но слышно, как где-то шуршат облака,
Как по морю бутылка с запиской упорно плывёт.
Я почувствовал лбом, как твоя тяжелеет рука,
А точнее я просто почувствовал тяжесть её.

А потом я уснул и проспал ровно тысячу лет,
Снились руки на сердце твои у меня и на лбу.
И проснулся, и в кои-то веки увидел рассвет.
И вдруг понял, увидев рассвет: это всё наяву.

13.03.2017

***

Пятьдесят оттенков серого,
Пятьдесят оттенков сирого…
Словно унтерофицеровой
Я вдовою за Насировым

Ведь сто лямов — деньги дикие!
Пусть в деньгах четыре, меньше чуть.
Тоже с неба чай не тикают,
Особливо, что не мечены.

Я ж за ним бы в Нерчинск в тапочках
По щелчку за каторжанином
Я звала его бы папочкой
И детей ему рожала бы.

Ублажу тебя, как ро’дного
Вот те мамочкой, вот девочкой,
Хош Монтгомери, хош Роммелем.
Но четыре ляма денег бля!

18.03.2017

***

— Смерти нет, жизни тоже,
ни покоя, ни воли.
Ты доволен, мой боже?
— Да, доволен, но болен.

— Солнца нет и Луны нет,
млечный путь мне не млечен.
Ты спокоен, унылый?
— Да, спокоен конечно.

— Систол мне и диастол
нет, а раньше качало
от тосола до Асти
и к тосолу в начало.

21.03.2017

***

И кастет — признак касты,
Прищур — вновь признак масти.
Край родной, снова здравствуй,
Я в твоей волчьей пасти.

Тот же лис, но постарше,
Тот же конь, но хромаю,
Чуть уставший от маршей,
Так же в поисках мая.

Февраля перебравший
Выше крыш, до блевоты.
Нет, всё так же не страшно.
Но противно. Ну, вот ты.

А вот я. Снова здравствуй.
Повторюсь — не убудет.
Им Шопена и астры,
Ты спокоен, как Будда.

Я на очередь к ЛАЗу
И Шопену. Ну что же,
Астры ждут пока в вазе…
Но противно до дрожи.

23.03.2017

***

Жизней обмылки, чинарики судеб,
Крови разводы на кафеле старом.
Дрались наверно какие-то люди,
Некие твари, нашедшие пару,
Презерватив мимо урны швырнули…
Что уж, попал в человеческий улей.

Ищешь глазами почище кабинку.
Души, похоже, здесь не по сезону.
Ржавому крану «потрите мне спинку» —
Буркнешь зачем-то. А во время оно
Хромом ли никелем высокомерно
Он же сверкая, был краном-премьером.

Так же и мы, увядая, ржавея
Ныне, премьерами, примами были.
Ствол променяли на нож, нож на веру,
Веру на шило и шило на мыло.
Мыло в воде почему-то не тает.
Видно вода здесь немного святая.

30.03.2017

***

Как вино? — ну, такое, минералкой бы два к одному и пожалуй сойдёт.
А как жизнь? — удалась, хуле нам, только жду, чтоб сошёл грязный лёд.
Что под ним? — что под ним, что под ним, а под ним, ты прикинь, белый снег.
А зачем тебе снег? — хер со снегом, бы с ним, но под снегом лежит человек.
Человек? — человек. В чём вопрос? А кого бы ты ждал там увидеть теперь?
— Никого. То есть, в смысле не ждал. Просто задал вопрос. Без подвоха, поверь.
— Только что за чудак там лежит? Кто постель на снежок променял?
— Затрудняюсь сказать, так чтоб наверняка, только очень похож на меня.
— Ну, давай за того, кто похож на тебя, по стакану вина в упокой.
— Только два к одному минералкой разбавь. Минералка под правой рукой.

15.05.2017

***

Миллилитров в промили усталый конвертор пережил своих каинов не по завету и решил: «Раньше ж мог, значит снова влюблюсь.». Что, хуёво, братишка? Так это же блюз. Соул твой, недовбитый в асфальт сапогами, извлеки, разровняй и сложи в оригами.

06.06.2017

***

Мне нельзя за флажки, Иван, зато можно тебе.
Это не страшно, просто дальше пойдёшь один.
Я задержу их, насколько будет угодно судьбе,
А ты иди дальше. Сколько сможешь, иди.

У меня есть зубы, мускул даёт рывок, есть шерсть —
С места дугой, пастью на шее клац, крови фонтан.
Но их слишком много, Иван, я сдохну, останусь здесь.
У тебя есть ноги, Иван, дойдёшь, окажешься там.

Я всегда любил жить и смерти своей не рад.
У меня есть волчата, волчица с горя умрёт.
А ты пойдёшь. Пойдёшь дальше, двуногий брат,
И со своей человечицей, бог даст, продолжишь род.

Мне не страшен ни просто меч, ни твой кладенец.
Я нырял под них и рвал бедро или пах.
Но всему есть начало, Иван, а бывает конец.
Вот, сейчас например мой. Волчья судьба слепа.

12.07.2017

***

Господи, актируй ты меня, я же жизнь на дом и так променял. У неё глаза цвета неба, а у меня просто карие. Просто мне всё до Бориса и по Глебу, позади гарь и впереди марево. Больно. Очень больно. Улыбнись мне, возьми же, сука, за руку. Руки-то при мне, но позади гарь и впереди марево.
Как там, руки сильны, брови вразлёт — номер такой-то сонет, но смысла нет, позади гарь, впереди лёд. И не тает, не растает, температура ниже нуля. Господи, актируй меня, я же жизнь на дом и так променял.

19.07.2017

***

Младший сын вставил в ухо серьгу,
Старший набил на скуле слезу.
Папа сказал: «Больше не могу»,
Маму, вон, в крематорий везут.

Жизнь-то удалась не хуже, чем
У тех, кто руки скрестил до того,
Как эти, что и вовсе вотще.
А не хуже, так и ничего.

07.08.2017

***

С бельгийской винтовкой я в пробковом шлеме
Сквозь джунгли навстречу неясной удаче
Шагал и не знал ни зарплаты, ни премий,
Ни КЗоТа, ни местных законов тем паче.

Просолен настолько, что гигроскопичен
Я стал, в шторм впиваясь единственным оком.
Молюсь на галеты, на сало, на спички,
На вязаный свитер, что с горлом широким.

Проснулся… Ну, что за нефарт и непруха?!
Какой конь педальный придумал будильник?
Из жалости мизерикордию в ухо
Ему бы воткнул, сбив с коня, в туче пыли.

Я зубы почищу. Гуляя с собакой,
Возьму я эспрессо на вынос у сонной
В ларьке продавщицы с облупленным лаком
На пальцах. А город, страдая кессонной

Болезнью, азот соберёт пузырями
Как раз там, где я, задержав по привычке
Дыхание, жду, что сильней буря грянет,
И «бурю» беру временами в кавычки.

Но счастье придет, хоть бывает иначе.
И может ли мысль изреченная правдой
Случиться, узнаю однажды, а значит
Узнаю, кто там в мелочах носит «Прада».

Включив зажигание, вдруг обнаружу,
Взглянув на спидометр автомобильный,
По мытарствам страшно-бессмысленно-нужным
Пробег мне измерен судьбой в морских милях.

03.09.2017

***

Прилила кровь к лицу, побелели костяшки, зрачки стали уже.
Снова метит наотмашь господь, снова шельму и снова всё ту же.
В треугольник анапеста метки окружность, открыв готовальню,
Ты вписал, как вписал. Взгляд на небо. Там трассером валят
Леониды. И на календарь. Да, июль. Дотянул. Дотянули.
Крошишь хлеб, загадав, просишь звёзды скорее упасть: «Гули-гули.»

21.09.2017

***

Мне уготован котёл в раю
Или арфа в аду.
Даром ли левой ногой стою,
Правой ногой иду?

Если однажды зайду не в масть
Или снесу не в масть,
Скажут: «Он смог ещё ниже пасть.»,
Глупо ощерят пасть.

Дельта-окрестностью бытия,
Как завещал Коши,
В плюс-минус эпсилон метил я
Центра твоей души.

Если когда и не попадал
Спьяну… А чаще да.
Слеп был, поскольку моя звезда
Светит мне в глаз всегда.

Что тут поделать, душа моя?
Я протрезвев к утру,
Понял: окрестности бытия
Ластиком не сотру.

Значит со мной тебе мой котёл
Райский обжить дано.
Арфу недорого сдал в костёл,
Деньги пропил давно.

11.10.2017

***

— Дай, сигарету,
Свои выронил где-то.
— Я так смотрю, скорее когда-то.
— Молодец, подловил. Не смотри, что поддатый.

Тот, что первым полез за ножом,
Сейчас лениво трусит Боржом,
Чтобы вышел газ. Поджелудочная…
Железа есть такая ублюдочная
А тот, что за ножом второй,
Герой.
Жаль, с начала времён
Авеля печатью клеймён.
Пики выберет или кресты,
Концы у сказок просты —
Черви.
У первого ни к чёрту нервы,
От резких звуков устал.
Не сталь.
Но обрати внимание, живой.
После сорока перешёл на вой.
После двадцати двух ноль ноль
Боль.
Сыро. Суставы крутит по осени.
На груди уже шерсть с проседью,
Молчу про голову.
Серебро ли, свинец, скажем, олово.
Седая в общем башка…
Опустел книжный шкаф.

— Дашь ещё? А то мои там, в когда-то.
— Не такой уж ты и поддатый.
А пьяным показался не страшен.
Гемоглобин билирубина не краше.
Без обид, подсядь к кому-то ещё.
Будьте добры, счёт.

19.12.2017

***

Самая длинная ночь в году. В урожайном году. Я в эту ночь убей-не пойду. Никуда не пойду. Дома останусь один-не один. Ясно, что не один. Мама сказала мне «Дома сиди. Никуда не ходи».

Самая длинная ночь в году. В третьем подряд високосном году. Кадиш ятом петь, увы, на роду. Писано на роду. Сын мой споёт его раньше меня, это почти закон. К шторам соседи уже семенят, щерятся из окон.

Самая длинная ночь в году чудищами полна. Окон проёмы у них на виду кроет, урча, Луна.

Самая длинная ночь в году. В этом проклятом году.

22.12.2017

***

Гнилыми зубами столбы верстовые, узлами на венах неровности трассы. Ты едешь опять, чтоб поднять веки Вию, за круг свой меловый, опять выйдя. Здравствуй. Я рад тебя вновь видеть, Вием забытый — а бог, цыкнув зубом, сказал, что припомнит — мой город. Прости, но сошёл я с орбиты, и к центру влекомый, ныряю на помощь.
А Вий смотрит телек — какие тут веки, открыты глаза, и понятно, доволен. В залог страх оставив, погряз в ипотеке твой город и счастлив, покоен и волен.
И снова шоссе — негатив леопарда — заплаты в асфальте светлее асфальта. Игрушечным воином, лекарем, бардом ты едешь обратно. Венера, Астарта, в мехах ли, неважно, и ты, Афродита, я б яблоко вам же отдал — а кому же. Гулятель, скитатель, ходитель, бродитель, уставший настолько, что ставший вдруг мужем. На юг до орбиты пятьсот километров, как альтернатива, лет тридцать на запад — двубортный пиджак, плащ и шляпа из фетра, а юг различается лучше на запах.
Ну что же. Вернулся. В пространстве конечно. Эйнштейн не потрафил, так хоть здравствуй, Кеплер. На элипс орбиты приехал твой вечный естественный спутник в дублёнке и кепке.

25.12.2017

***

Немного новогоднего настроения в ленту.

Асфальт потёк. Жара. Июль. В тени плюс сорок.
Дорога липкая, как были раньше плахи.
И хочется, не вынося из дома сора,
Свернуть дела, и бросив всё, уехать нахер.

Вминая колесом асфальт несчастной трассы,
Акселератор жать, не думая о штрафе.
Куда глаза глядят и носом чуешь, раз уж
Решил всё бросить и валить отсюда нахер.

Пожалуй, друг, пора снять с плеч нам эполеты…
А что? Пока силён ещё, единым махом.
С плеча. Сжечь корабли, мосты. Покинуть лето.
И навсегда чтоб. Ну, вы поняли про нахер.

30.12.2017

***

«В Рождество все немного волхвы…» ©

В Рождество все немного волхвы
И в другие дни тоже…

Без даров правда, кризис, увы…
— Видишь рожу? —
Валтасар, отвечаю, как есть.
Мельхиоров
Здесь на каждые семеро — шесть.
Ходят хором,
Как устанут, так строем поют.
А Гаспары
Нынче в обетованном краю
Ходят парой.
Ищут город-герой Назарет,
Ночью поздней.
В Вифлеем что ни день на заре —
Лживы звёзды —
Заявляются.
«Здрасьте! Мы тут.»
Компас вскорости изобретут.»

06.01.2018

***

Терракотовый, бронзовый, каменный…
Узел шкотовый, рифовый, памятный…
А «бонзай ниппон!» рот или «амен» там
искривил тебе… — временем выпрямит.
Равнодушный, неискренний, выспренный
прозвучит над верденами, ипрами.
Шипром пахнет — запахнет фосгеном, и
оптимист скажет, что прелым сеном, и
просто генами, битыми генами.
А деваться куда нам с тобою-то?
В ergo sum во Христе, прочий coitus?
Мы ж обое рябое с тобою. Что
поделать тебе, если нечего?..
Пику в печень ли, бубну на плечи ли,
крест на холм ли и черви сработают —
на ворожей ли, ридной ли ботают,
от костей плоть отделят старательно.
Вот — черта. Ты под ней знаменателем.

11.01.2018

***

Просится тело в драку,
Тянутся мысли к койке.
Всё-таки лучше раком,
Нежели снова в стойку.

Тянутся веки к векам,
Переплелись ресницы.
Кесарю снится ЭКО,
Кесарево приснится.

Плотниково ему же —
Это и сбыться может.
У богоносца-мужа.
У рогоносца, боже.

Близятся плюс и минус,
Северный с южным полюс —
Рядом с посёлком «Мирный»
Русским запахло полем.

Реверсу снится аверс,
Гурт снится им обоим.
Каина спицей Авель
Выколол на обоях.

Ньютону пишет Лейбниц:
«Гайка, приём. Я винтик»
Знает полно нелепиц,
Ведает много гитик.

Варится кофе в джезве,
Тлеет узор на блюдах.
Выйдет с красивым жестом
Очередной ублюдок.

Несообразно стрелкам
Выйдет кукушка с боем.
«Здрастипажалста. Welcome» —
Каину на обоях.

13.01.2018

***

Ой ли Золинген, Рейнметал ли… Бритвой небо вспорола арта. Загадал ты, браток, немало — загадал дотянуть до марта.
А ты тянешь теперь до марта.

А ты тянешь Прилуки красный.
А ты взял за кадык бы суку,
Пальцы сжал, на себя чуть, раз и…
Как и не было суки.
Скука.

Видно скучный гормон по жилам
Железой тоскливой погнало…
Скучно умерли, скучно жили,
Скучный подвиг вошёл в анналы.

А ты взглядом упёрся в руку.
Папиллярный узор — твой дактиль.
Хоть запомнишь её со скуки,

Зацветут здесь по маю маки.
Как на Монте-Касино маки.

21.01.2018

***

С финкой по жизни, с котомкой, с подошвой протёртой
Строем ли, рассредоточившись двигаем к чёрту.
Храбрости для по полтиннику хлопнувши, лесом
Полем ли, лугом ли, речкой ли, бродом ли к бесу.
Пять сорок пять миллиметров в диаметре счастье
На тридцать девять в длину — не в твоей, боже, власти.

С бабой по жизни, с ребёнком, с тарелкой и блюдцем,
С Франклином зеленью и незнакомым ублюдцем.
С ампулой преднизолона и ледокоином.
С парой стоп-кадров «Сало» и «Восьми с половиной».
С парой неврозов, рефлексий и воспоминаний,
Где-то с десяткой грехов, не считая онаний.

29.01.2018

***

Шар вертелся голубой.
Бог пехоту разлюбил.
Бац! Исчезли мы с тобой.
Шар остался голубым.
Нет другого шара нам.
А на этом нет нам шары.
Оглядись по сторонам.
Ты же тварь — нашел бы пару.

Шар вертелся голубой.
Снова крики воронья.
Проиграл трубе гобой —
Зафиксировал миньян.
Перепела соловья —
А бывало ли иначе —
Годовалая свинья.
Всё в порядке, живы значит.

30.01.2018

***

Под стрекот ударных, протяжную медь,
Срывая с черешен, жевали камедь.
И думали дети, не знавшие битв:
«Б пять» сука ранил, «Б шесть» блядь убит.
Хорошие дети — в евгенике плюс —
Зиготой Бетховена, в восемь лет блюз.
В двенадцать срывают с черешен смолу,
Постигшие «сало» и «кучу-малу».

30.01.2018

***

Исус тебя любит, а ты его бесишь.
По зимам, по вёснам, по лесу, по весям
Свой шаг не чеканя и лыком не в строку
В отечестве собственном ищешь порока.
В робусту бросаешь кусочек лимона?
В арабику, дурень, добавь кардамона.
И пей, как положено! Локти раздвинул
От Антанариву до Северодвинска.
Антананариву? Ты кофе пей, умник.
За тех, кто не с нами, и тех, кто не умер.
Вторую заварку за маму, за папу,
Опушку, избушку, что на курьих лапах.

07.02.2018

***

Море лениво по пирсу стекает до берега…
Были надежды и сплыли; любили, но верили…
Помню, по склонам почти голышом, чуть не кубарем…
Помню, стремились на нос, попадали на кубрик мы…
Помню, как школа на школу, Черёмушки-Мельницы…
Помню, погода раз двадцать за день переменится…

16.02.2018

***

Чайка массирует крышу хрущевки
Лапами, словно котёнок на брюхе.
Злой карапуз, надувающий щёки,
Скрипку терзает и мучает ухи.
Голеностоп разболелся — бывает.
Лишь бы душа не болела — мечтатель.
Просто душа твоя сторожевая
Всё супостата ждёт днём, ночью тата.
Можно бы кстати и наоборот,
Так или так, да гори всё огнём.

17.02.2018

***

он проституткам
клал на грудь голову и
плакал и платил

21.02.2018

***

Твою группу крови, набитую синим,
Запомнят по по’стам в Фейсбуке.
Браслетом запястья, овалом Кассини
Сковали усталые руки.
На темени, как свежевыпавший иней, —
Саше’, панацея от скуки.

Кому воздеваешь? пошто очи го’ре?
Тебя и соседи не слышат.
И плоть чуть плотнее, чем Чёрное море —
Утонешь. Плыви. Третий лишний.
Без шуток не ходишь ты мимо Гоморы
И шутки Содома не выше.

Любовь ли, надежда, хотя бы не вера.
Спасибо уже и на том лишь,
Что Чёрное море плотнее — холера —
Чем плоть твоя, и не утонешь.
Отме’нена мена, отмеряна мера,
А ты по инерции стонешь.

22.02.2018

***

Не служил — не мужик, не сидел — не мужик, не лежал, не бежал, не торчал не мужик. Не игравши на жизнь, извини не мужик. Не ходил если в детстве ты за гаражи, то прости, дорогой, но совсем не мужик. Сульфазиновый крест не успел положить на крестец-два плеча и опять не мужик. И с собой не дружил, и с врагом не дружил, ужин с другом делил, но увы, не мужик.

23.02.2018

***

Пожалели медяков на глаза
И залили дорогим сургучом.
И на штемпеле обрывок «аза» —
То ли «база», то ли что-то ещё.

«Померещилось, что я почтальон?
Показалась сумка через плечо?» —
Процедил через чинарик Харон,
Сплюнул смачно, буркнул что-то ещё.

«Я работаю веслом, фраера,
Вы башляете мне здесь под расчёт.
Две сургучных кляксы, между дыра
Не звенят в мошне. Мне б что-то ещё.»

В угол рта окурок переместив,
Затянулся — видно впадины щёк —
Перевозчик замурлыкал мотив.
«Баркарола». Может что-то ещё.

26.02.2018

***

За окном покрыло снегом
Тротуары и бордюры.
Водку жрут и ждут Олега
Саша, Миша, Костя, Юра.
Знать, что ждать не хватит силы,
Закусили б манной кашей —
И культурно, и красиво —
Костя, Юра, Миша, Саша.
Тишина ледком сковала
Зимний город. Тише… Тише…
В детстве пили с коленвала
Юра, Костя, Саша, Миша.
А теперь с локтя пьют — грустно,
Чай, уже давно не дети.
Тополь гнёт с артрозным хрустом,
С моря дует зимний ветер…
О! Звонок дверной. Олежа!
Эк, тебя паршивца носит?
Утомились пить за «где же?!»
Саша, Миша, Юра, Костя.

01.03.2018

***

Мне б картошку запечь, так чтоб прямо в золе,
Нет, сижу — поцем поц — ноль ноль два в хрустале.
Узел виндзорский мне щитовидку сдавил,
Селяву как-то я скучно проселявил.
Рыжим отблеск оправы очков на ебле.
Давит запонка кисть — локтя сгиб на игле.
Ремешок сучей кожи браслетом котла…
Жаль, картошка в золе прогорела дотла.

08.03.2018

***

По ощущениям от когда-то слышанного мной стиха поэта и писателя-фантаста Лайка.

Не профессор и даже пока не доцент,
Нет морщин на челе, седины в волосах.
Минус два на носу, «Я влюблен» на лице —
Ни черна, ни бела… да и не полоса.

А за партами дети моложе, чем он.
Идеальны, как дети умеют лишь быть.
Видит бог. И с улыбкой глядят Сен-Симон
И Фурье за извивами детской судьбы.

Ранний вечер, последняя пара, домой.
Намечается вяло на улице дождь.
Термидор пережили. Сумой и тюрьмой
Не грозит, упомянутый лектором, вождь.

Вождь в конвенте. Почти что кричит. Явно зол.
Только громче звучит «Прочь тирана» с Горы.
Дождь на улице вдруг обернулся грозой,
Слышен в аудитории ветра порыв.

Выстрел. Треск. В зал конвента гвардейцы вошли.
Кто в окно, кто в коляске по лестнице… Залп.
И приклеенный мокрый платановый лист
На окне видят дети. Однако, гроза.

Челюсть пулей раздроблена. Боль. Горячо.
Под сухой — не к дождю за окном — список дат,
Грохот. В аудиторию двери плечом.
С парой в штатском заходит в нее взвод солдат.

09.03.2018

***

Русалочкой новой —
Порезы на стопах,
На сраме кленовый
И жилы, как стропы.

А больно-не больно —
Чушь для мемуаров —
Забил карамболь, но
Отдал Петру Нарву.

Похмелье от счастья
Извечным алимам —
Терпимо, отчасти,
Непреодолимо.

Уходишь — бывает,
Навечно ль, на годы,
Лишь сторожевая
Зевнёт на погоду.

От счастья микстурой,
Афродизиаком,
Шальной пулей-дурой
В твой знак Зодиака.

Г-сподь-то не фраер,
Г-сподь не промажет,
Но смажет по краю
И сжалится даже.

А нет — и не надо,
Бывало и хуже,
Доноевым гадом
В данаевой луже.

Предательской частью
Проклятой душонки:
«В волчициной пасти
Стоит твоя шконка.»

13.03.2018

 ***

Мартовской наледью на лозе
Солнцем любуешься, ротозей.
Таешь, растаешь и хер с тобой,
Топающим на убой.

Снег кандидозом выпал бы на
Строчку «графиня поражена».
Выпал и я, а она к пруду —
Я туда с ней не пойду.

Я не пойду, так кто-то пойдёт.
Ять в алфавите, по вене йод,
Доле височной дюйма трубой
Набрано «мы с тобой».

22.03.2018

***

Глядя в окно на излёт мартобря,

Взглядом, как грифелем, странный набросок

Чертишь. Вот — зарево, склоны горят;
Монте-кассино и что-то там россо.
«Маки», как по-итальянски они?
Или по-польски. Господь разберётся.
Стон в янтаре у них песней зовётся.
Сёгун в опале. В рубине ронин.

Взгляд, как развод на оконном стекле,
Паркер на фоне за нос водит ухо,
Створки души номер ноль фин де клер
Лет двадцать пять, как захлопнулись глухо.
Мускулл коротким широким ножом
Вскрыть, пару капель лимонного сока,
Думать сперва ни о чем, о высоком…
Паркеру: «Бро, я таки поражён.»

28.03.2018

***

Расскажи мне, Дарвин,
Кто не доживёт?
Удобрять задаром
Поползёт жнивьё.
В речке ли, в снегу ли,
В камере, в печи…
Чарльз, тебе-то хули?
Ты чего молчишь?

04.04.2018